Путин переписывает закон геополитических джунглей

Отреагируют ли на послание президента России заморский Шерхан и многочисленные европейские Табаки

Автор: Пепе ЭскобарPepe Escobar — геополитический аналитик, специальный корреспондент портала Asia Times.

Перевод Сергея Духанова.

***

Обращение Путина к Федеральному Собранию России — де-факто Государству нации — было таким дзюдоистским приемом, который крепко ошеломил ястребов-атлантистов.

По имени «Запад» даже не был упомянут. Лишь косвенно или с помощью восхитительной метафоры — «Книги джунглей» Киплинга. Внешняя политика была рассмотрена только в конце, почти между прочим.

По большей части Путин сосредоточился на внутренних проблемах, подробно описывая ряд политических мер, которые позволяют российскому государству помогать нуждающимся — семьям с низким доходом, детям, матерям-одиночкам, молодым специалистам, малоимущим — например, бесплатными медицинскими осмотрами вплоть до возможности получения всеобщего дохода в ближайшем будущем.

Конечно, он также должен был обратиться к нынешнему крайне нестабильному состоянию международных отношений. Выбранная им манера немногословности шла вразрез с господствующей в атлантистской сфере русофобией и была разительна.

Во-первых, самое необходимое. «Смысл и содержание политики России на международной арене — <…> обеспечить мир и безопасность для благополучия наших граждан, для стабильного развития страны».

Тем не менее, «…если кто-то отказывается понимать эту очевидную вещь, не хочет вести диалог, выбирает эгоистичный и высокомерный тон, Россия всегда найдёт путь отстоять свою позицию»

Он вычленил практику «политически мотивированных, незаконных санкций в экономике», что «перерождается в нечто гораздо более опасное», и фактически воспроизвел невидимое в западном нарративе — «факты прямой попытки организации в Белоруссии государственного переворота и убийства Президента этой страны». Путин специально подчеркнул: «все границы перешли уже».

Заговор с целью убийства Лукашенко был раскрыт российскими и белорусскими спецслужбами, которые задержали нескольких действующих лиц, которых поддерживала — кто же еще? — разведка США. Госдепартамент США предсказуемо отрицал свою причастность.

Путин: «А ведь чего только стоит признание задержанных участников заговора в том, что готовилась блокада Минска, включая городскую инфраструктуру и средства коммуникации, полное отключение всей энергосистемы столицы Белоруссии! Это значит, между прочим, что, по сути, велась подготовка к массированной кибератаке».

И это приводит к очень неприятной истине: «Видимо, недаром западные коллеги упорно отказываются от многочисленных российских предложений наладить международный диалог в области информационной и кибербезопасности».

Асимметрично, быстро и жёстко

Путин отметил, что «цеплять Россию» это «какой-то новый вид спорта — кто громче что-то скажет». А потом он обратился к Киплингу: «цепляют Россию то тут, то там без всяких причин. И конечно, вокруг них сразу же, как вокруг Шерхана, крутятся всякие мелкие Табаки, всё как у Киплинга, подвывают, для того чтобы задобрить своего суверена. Киплинг великий писатель был».

Многослойная метафора еще более поразительна, поскольку она перекликается с Большой геополитической игрой конца 19 века между Британской и Российской империями, поборником которой был Киплинг.

В очередной раз Путину пришлось подчеркнуть, что «мы действительно не хотим сжигать мосты. Но если кто-то воспринимает наши добрые намерения как безразличие или слабость и сам намерен окончательно сжечь или даже взорвать эти мосты, должен знать, что ответ России будет асимметричным, быстрым и жёстким».

Итак, вот новый закон геополитических джунглей, поддерживаемый г-ном Искандером, г-ном Калибром, г-ном Авангардом, г-ном Пересветом, г-ном Кинжалом, г-ном Сарматом, г-ном Цирконом и другими уважаемыми джентльменами, гиперзвуковыми и прочими. Те, кто тычут в Медведя до того, что это угрожает «коренным интересам нашей безопасности, пожалеют о содеянном так, как давно уже ни о чём не жалели».

Ошеломительные события последних нескольких недель — саммит «Китай — США» на Аляске, саммит «Лавров — Ван И» в Гуйлине, саммит НАТО, стратегическое соглашение между Ираном и Китаем, выступление Си Цзиньпина на форуме Боао — теперь сливаются в совершенно новую реальность. Эпоха Левиафана-унилатералиста, навязывающего свою железную волю, закончилась.

Для тех русофобов, которые до сих пор не поняли посланного им месседжа, холодный, спокойный и собранный Путин был вынужден добавить: у нас «…я просто вынужден это сказать, хватит терпения, ответственности, профессионализма, уверенности в себе и своей правоте и здравого смысла при принятии любого решения. Но надеюсь, что никому не придёт в голову перейти в отношении России так называемую красную черту. А где она будет проходить, это мы будем определять в каждом конкретном случае сами».

Возвращаясь к realpolitik, Путину снова пришлось подчеркнуть «особую ответственность» «стран ядерной пятёрки» за серьезное обсуждение «вопросов, связанных со стратегическим вооружением». Остается открытым вопрос, согласится ли администрация БайденаХаррис, за которой стоит токсичный коктейль неоконсерваторов и гуманитарных империалистов.

Путин: «целью таких переговоров может стать создание среды бесконфликтного сосуществования на основе уравнения безопасности, которое охватывало бы не только традиционные стратегические вооружения: межконтинентальные баллистические ракеты, тяжёлые бомбардировщики и подводные лодки, — но и, подчеркну, все наступательные и оборонительные системы, способные решать стратегические задачи, независимо от их оснащения».

Поскольку обращение Си (Цзиньпина — С.Д.) на форуме Боао было, в основном, адресовано Глобальному Югу, Путин подчеркнул, что мы «расширяем контакты с ближайшими партнёрами по Шанхайской организации сотрудничества, БРИКС, Содружеству Независимых Государств, союзниками по Организации Договора о коллективной безопасности» и высоко оценил «общие проекты в рамках Евразийского экономического союза», заявленные как «сугубо прикладные инструменты решения задач национального развития».

В двух словах: интеграция по сути, следуя российской концепции «Большой Евразии».

«Напряженность, выходящая на грань военного времени»

Теперь сравните все вышеперечисленное с исполнительным указом Белого дома, объявляющим «чрезвычайное положение в стране» для «борьбы с российской угрозой».

Это напрямую связано с президентом Байденом — фактическим комплектом наушников и телесуфлера, говорящего ему, что делать, — пообещавшего президенту Украины Зеленскому, что Вашингтон «примет меры», чтобы поддержать принятие Киевом желаемого за действительное в виде возвращения Донбасса и Крыма.

С этим исполнительным указом есть несколько проблем. Он де-факто отказывает всем гражданам России в полных правах на их собственность в США. Любого жителя США могут обвинить в том, что он является российским агентом, подрывающим безопасность США. Подпункт ©, в котором подробно описываются «действия или политика, которые подрывают демократические процессы или институты в Соединенных Штатах или за рубежом», настольно расплывчатый, что его можно использовать для устранения любой журналистики, поддерживающей позиции России в международных делах.

Введены санкции на приобретение российских облигаций ОФЗ, а также одной из компаний, занимающихся производством вакцины Sputnik V. Тем не менее вишенкой на этом торте с санкциями может стать то, что отныне всем российским гражданам, включая тех, у кого два гражданства, может быть запрещен въезд на территорию США, кроме как через выдачу помимо обычной визы редких специальных разрешений.

Российская газета «Ведомости» отмечает, что в такой параноидальной атмосфере риски для крупных компаний — таких, как «Яндекс» или «Лаборатория Касперского», значительно возрастают. Тем не менее, эти санкции не стали неожиданностью для Москвы. По словам инсайдеров Бэлтвэя*, худшее еще впереди: два пакета санкций против «Северного потока-2» уже одобрены Министерством юстиции США.

Решающим моментом является то, что этот исполнительский указ де-факто ставит любого, кто сообщает о политических позициях России, в положение потенциально угрожающего «американской демократии». Как заметил ведущий политический аналитик Элэстер Крук, это — «процедура, обычно предназначенная для граждан вражеских государств во время войны». Крук добавляет: «Американские ястребы резко повышают ставки против Москвы. Напряженность и риторика выходят на грань военного времени».

Открытым остается вопрос, будет ли послание Путина серьезно изучаться токсичной сумасшедшей кучкой неоконсерваторов и гуманитарных империалистов, стремящихся одновременно извести Россию и Китай.

Но факт состоит в том, что уже начало происходить нечто экстраординарное: своего рода «деэскалация».

Еще до обращения Путина Киев, НАТО и Пентагон, по-видимому, получили сообщение, говорящее о перемещении Россией двух армий, многочисленных артиллерийских батарей и воздушно-десантных дивизий к границам Донбасса и Крыма, не говоря уже о перемещении основных военно-морских сил с Каспия на Черное море. НАТО не могло и мечтать об том, чтобы ответить тем же.

Факты говорят о многом. И Париж, и Берлин боялись возможного столкновения Киева непосредственно с Россией и яростно лоббировали его интересы, обходя ЕС и НАТО.

Тогда кто-то — это мог быть Джейк Салливан — должно быть, прошептал в наушник манекена для краш-тестов, что вам не удастся оскорблять главу ядерной державы и надеяться сохранить глобальное «доверие» к себе. После этого уже известного звонка Путину по телефону Байдена последовало приглашение на саммит по изменению климата, на котором любые высокие обещания носят в основном риторический характер, поскольку Пентагон по-прежнему будет крупнейшим субъектом-загрязнителем на планете Земля.

Так что Вашингтон, возможно, нашел способ сохранить хотя бы одну возможность для диалога с Москвой. В то же время Москва не питает никаких иллюзий, что драма Украина-Донбасс-Крым завершена. Даже если Путин не упомянул об этом в своем послании. И даже если министр обороны Шойгу отдал приказ о деэскалации.

Всегда бесценный Андрей Мартьянов радостно отметил: «культурный шок, когда Брюссель и округ Колумбия начали подозревать, что России не „нужна“ Украина. Россия хочет, чтобы эта страна сгнила и схлопнулась так, чтобы в результате этого схлопывания ее экскременты не задели Россию. Плата Запада за очистку этого бардака также входит в планы России относительно украинского бантустана».

Тот факт, что Путин даже не упомянул Бантустан в своем выступлении, подтверждает этот анализ. Что касается «красных линий», то подразумеваемый месседж Путина остается прежним: даже одна база НАТО на западном фланге России просто не будет допущена. Париж и Берлин это знают. ЕС в несознанке. НАТО всегда будет отказываться признать это.

Мы всегда возвращаемся к одному и тому же важному вопросу: сможет ли Путин, несмотря ни на что, провести «ход БисмаркаСун-Цзы» и построить прочное немецко-российское «сердечное соглашение»** (а это довольно далеко от «союза»). «Северный поток-2» — важная шестеренка в колесе, и именно это сводит с ума вашингтонских ястребов.

Что бы ни случилось дальше, для всех практических целей сейчас опущен «железный занавес 2.0», и он теперь просто никуда не денется. Будет больше санкций. На Медведя брошено все, не считая «горячей» войны. Будет очень интересно наблюдать, как и с помощью каких шагов Вашингтон будет участвовать в «деэскалационном и дипломатическом процессе» с Россией.

Гегемон всегда может найти способ развернуть массированную пиар-кампанию и в конечном итоге заявить о дипломатическом успехе в «разрешении» тупиковой ситуации. Что ж, это определенно лучше, чем «горячая» война. В противном случае скромным искателям приключений в стиле «Книги джунглей» посоветовали: пробуйте что-нибудь забавное и будьте готовы к встрече «асимметричным, быстрым и жёстким».


Публикуется с разрешения издателя.

Опубликовано в «Свободной прессе» https://svpressa.ru/politic/article/296637/.

*Beltway от англ. Belt (пояс) и way (дорога) — автомобильная дорога, опоясывающая Вашингтон и прилегающие к нему графства штатов Мэрилэнд и Вирджния. Аналог МКАД.

**Entente cordiale — букв. «сердечное соглашение» — серия соглашений по колониальным вопросам между Британской империей и Францией, подписанные 8 апреля 1904 года.