Конец эры военных подрядчиков?

Афганистан, похоже, стал кладбищем для подрядчиков Пентгона — поставщиков продуктов, оснащения и топлива, IT-специалистов, специалистов в строительстве и мастеров «особых услуг»

Автор: Келли Бокар Влахос — Kelley Beaucar Vlahos — старший советник Института Куинси и редактор журнала Responsible Statecraft (Ответственное государственное управление).

Перевод: С.П. Духанов.

***

Они сформировали свою собственную теневую армию, около 90 000 человек в стране, на пике своего развития, но их проблематичное господство подходит к концу.

Золотые годы для военных подрядчиков после 11 сентября 2001 года — поставщиков вооруженным силам США продуктов питания и транспорта, топлива, строительных услуг, технического обслуживания, ИТ, не говоря уже о службах безопасности и специалистов по допросам — похоже, подходят к концу.

В связи с (вселяющим надежды) выводом из Афганистана к сентябрю оставшихся 3600 военнослужащих внимание сейчас также обращено на почти 17000 «подрядчиков», оплачиваемых Соединенными Штатами, 6 147 из которых являются американскими гражданами.

«Подрядчики из США уйдут, когда уйдем мы. Это часть запланированного вывода, который происходит прямо сейчас», — сказал на прошлой неделе командующий CENTCOM генерал Кеннет Маккензи в ходе брифинга для журналистов.

Несмотря на прежние сообщения о том, что у правительства есть многочисленные контракты с компаниями, которые выходят далеко за рамки установленного срока, похоже, что напор операций США в Афганистане ослабевает, и вывод войск начался. Даже если на это потребуется время или если Соединенным Штатам удастся сохранить некоторое присутствие в стране после 11 сентября, присутствие частного сектора никогда не будет таким большим, как оно было на пике в 2011 году, когда в Афганистане было более 90 000 «подрядчиков». Иногда, в том числе и сейчас, «контрактников» было даже больше, чем военнослужащих.

Для сравнения: в Ираке и Афганистане насчитывалось 155 000 «подрядчиков» по сравнению с 145 000 военнослужащих в 2011 году. Подрядчики составляли 62 процента всей «рабочей силы». Деньги, выплаченные «подрядчикам», еще более устрашающи: 104 миллиарда долларов за их услуги только в Афганистане с 2002 года — почти 9 миллиардов долларов только за последние пять лет.

Из-за такой высокой зависимости от подрядчиков возникли проблемы. Огромные компании, например, Halliburton , с такими дочерними предприятиями, как KBR, этим воспользовались. Компании не только завышали цены на свои услуги и в первые же дни продаж были уличены в мошенничестве, но, что еще хуже, они шли напролом, чтобы заработать денег побольше. Кто мог забыть хлипкие, неисправные душевые и электрические системы, поражающие электрическим током солдат по всему Ираку? Небезопасную питьевую воду по базам? Испорченную еду?

Кроме того, есть «подрядчики», которые помогали пытать заключенных в тюрьме Абу-Грейб и убивали мирных жителей на площади Нисур. Вооруженные наемники, которые тайно работали с нашим ЦРУ, обучали войска, охраняли сановников.

Многие из них погибли, не будучи упомянутыми в газетах, вернулись домой ранеными и больными, без каких-либо льгот, предоставляемых Пентагоном или министерством по делам ветеранов. На самом деле они были «теневой» армией, масштабным экспериментом, показывающим, как, опираясь на частный сектор, дядя Сэм мог вести войну в нескольких странах дешевле и дольше. Но это оказалось не дешевле, и обошлось не только в долларах — на каждую положительную вещь, которую подрядчики сделали в стране — имеется или школа, или больница или какое-то еще учреждение, которое буквально не устоит после того, как мы уйдем. Афганские силы безопасности, которые не смогут противостоять талибам, мосты и инфраструктура рухнут. Проявленная щедрость оказалась коррумпирующей и коррумпированной.

Halliburton, KBR и Blackwater — это имена из прошлого. Но они получили свое золото, их не волнует «кладбище империй». Другие, такие как Fluor Group, которая оказывает материально-техническую поддержку вооруженным силам, находящимся в настоящее время в Афганистане, еще предстоит увидеть, как бурным дням придет конец, и они это чувствуют.

«График того, чтобы сделать это должным образом, уже слишком плотный, — сказал Дэвид Берто, президент организации Professional Services Council, представляющей 400 государственных подрядчиков, многие из которых работают в Афганистане. — У нас нет лет; у нас есть только месяцы».

Все хорошее когда-нибудь заканчивается, так ведь?


Публикуется с разрешения издателя.

Опубликовано в «Свободной прессе» https://svpressa.ru/war21/article/297275/.