Трамп только что отменил возможность ведения двух войн?

Автор: Андрей Раевский — публикуется под псевдоним The Saker (Сокол- балобан) — широко известный на Западе блогер. Родился в г. Цюрих (Швейцария). Отец — голландец, мать — русская. Служил аналитиком в вооруженных силах Швейцарии и в исследовательских структурах ООН. Специализируется на изучении постсоветских государств. Проживает во Флориде (США).

Перевод: С.П. Духанов.

***

На момент написания статьи еще слишком рано объявлять о том, что опасность миновала, но, как минимум, три из пяти иранских танкеров благополучно добрались до Венесуэлы. Кроме того, хотя нам никогда не следует говорить «никогда», представляется крайне маловероятным, чтобы США пропустили три танкера только для того, чтобы затем попытаться помешать прибытию двух других. Так что, это еще не конец. Но сейчас все выглядит лучше, чем на прошлой неделе.

Кроме того, это в основном вопрос символики. Хотя эти 5 танкеров будут иметь значение, оно не будут огромным, особенно с учетом тех разрушительных последствий, которые американские санкции, саботаж и подрывная деятельность нанесли Венесуэле.

Тем не менее, символы важны, хотя бы потому, что они создают прецедент. На самом деле, я бы сказал, что последнее отступление Трампа ничем не отличается от всех его других отступлений: у Трампа всегда был весьма последовательный и постоянно действующий список угроз «огня и серы», прежде чем он тихо отступал. И так как он уже сделал это много раз, то мы должны задаться вопросом: «Эффективна эта стратегия или нет?»

Можно утверждать, что эту стратегию можно описать, сказав, что вы оказываете максимальное давление на другую сторону в надежде, что блефом заставите противника согнуться. Этот аргумент может показаться маловероятным, если бы не было одной очень простой, но важной проблемы: до сих пор другие парни никогда не сгибались. Другими словами, блеф Трампа повторялся снова и снова, и каждый раз Трампу приходилось тихо сдуваться.

Некоторые скажут, будто это только доказывает, что Трамп действительно миролюбивый президент, который, в отличие от своих предшественников, не хочет разжигать войны. Но тогда как быть с ударами крылатых ракет по Сирии? Как насчет убийства Сулеймани?

По правде говоря, самое доброе, что мы можем сказать об этой стратегии (если исходить из того, что это стратегия, а не доказательство ее полного отсутствия), так это то, что она равносильна воплю «пожар!» в переполненном кинотеатре. Тот факт, что Трамп не поджег какой-либо кинотеатр, вряд ли оправдывает его крик «пожар» в такой опасной обстановке. Прекрасным примером такого безответственного поведения является убийство генерала Сулеймани, которое действительно поставило США и Иран в миллиметре от настоящей полномасштабной войны.

Кроме того, хотя я приветствую отступление Трампа после иранских ударов, я также считаю, что при этом международному имиджу США он нанес ущерб. Почему? Подумайте об этом: это первый случай (если я не ошибаюсь), когда США — став объектом крупного военного удара, нанесенного другим государством-актором — не нанесли ответного удара. В прошлом и до этой весны США всегда придерживались мнения, что, если кто-нибудь осмелится связаться с ними, то это приведет к очень серьезным последствиям. Таким образом, США поддерживали такой мировой порядок, в котором одни были куда более равны, чем другие. В частности, «другие» должны были смиренно принимать удары США и затыкаться, тогда как дядя Шмуэль мог наносить удары налево-направо и не ожидать никакого ответного удара.

«Приняв» иранский контрудар, Трамп, по сути дела, поставил «знак равенства» между Ираном и США. Вероятно, он так и не понял этого, но в регионе это поняли все.

Подобно тому, как Хизбалла разрушила миф о безнаказанности Израиля, Иран разрушил миф о безнаказанности США.

Тем не менее, я всегда буду предпочитать того политика, который не начинает войну (по любой причине), тому, который ее развязал бы. Трамп напоминает парня, который направил пистолет на людей на улице, чтобы потом сказать: «Но это же был игрушечный пистолет, я никогда не стал бы стрелять в кого-либо». Это определенно лучше, чем стрелять в людей из настоящего оружия, но вряд ли это признак зрелости или интеллекта.

Другая проблема с этой «стратегией» (чисто гипотетически допустим, что это своего рода стратегия) заключается в следующем: всякий раз, когда «незаменимая нация» и «единственная сверхдержава» сдается, она все больше напоминает бумажного тигра. Чтобы не выглядеть таким бумажным тигром, вероятно, и было основной причиной знаменитых слов Майкла Ледина: «Каждые десять лет или около того, Соединенным Штатам нужно выбирать какую-то крохотную дрянную маленькую страну и шмякать ее об стенку, просто чтобы показать миру, что мы настроены серьезно». В строго злом и империалистическом смысле стратегия Ледина имеет гораздо больше смысла, чем то, что до сих пор делал Трамп.

По знаменитому высказыванию Маркса«История повторяется: сначала как трагедия, затем как фарс». Результат того, что некоторые сейчас называют «Битвой в Заливе Мачуто» (попытка интервенции в Венесуэлу 3 мая с.г. с целью низложения Н. Мадуро — С.Д.), является прекрасным примером этого. Если «Залив Свиней» был «первичным случаем», то катастрофа на Гренаде была трагедией, а битва в Заливе Мачуто стала настоящим фарсом.

Тот факт, что США отказываются от многих своих прежних международных обязательств, только показывает, что США превратились в изгоя и отныне совершенно непредсказуемы.

Наконец, в этом есть и уроки для Москвы, главный из которых заключается в том, что, сталкиваясь с решительным противником, Империя пытается блефовать, но в конечном итоге сгибается. Правда, Москва должна быть намного осторожнее Тегерана просто потому, что последствия американо-российской войны будут значительно хуже, чем даже крупный конфликт на Ближнем Востоке. И все же верно и то, что в последние годы у российских вооруженных сил было время подготовиться к такому конфликту, и что теперь Россия готова почти ко всему, что США могут попытаться направить против нее, по крайней мере, в военном отношении.

В отличие от военной позиции России, политическая обстановка в России изменилась в худшую сторону: сейчас существует потенциально очень опасная «жесткая» оппозиция Путину, которую я окрестил «6-й колонной» — в отличие от либеральной и прозападной «5-й колонны». Общим для этих двух «колонн» является то, что они обе будут категорически противостоять всему и чему угодно, что делает Путин. Это может создать реальную проблему, если нынешний экономический кризис в России, вызванный пандемией, не будет разрешен правительством более эффективно.

Я всегда говорил, что Иран, будучи намного слабее России, неизменно демонстрирует гораздо большую смелость в отношениях с Империей, чем Россия. Кроме того, политика Ирана в основном продиктована моральными и духовными соображениями (как в случае принципиальной позиции Ирана по оккупированной Палестине), в то время как российская политика гораздо более «прагматична» (что на самом деле является эвфемизмом, заменяющим понятие «корыстные нужды»). Но Иран, все-таки, является Исламской Республикой, в то время как Россия все еще должна разработать для себя какое-то объединяющее и оригинальное мировоззрение.

Заключение

Верно то, что, несмотря на все его бесчисленные негативные черты характера и другие недостатки, Трамп не начал большую войну (пока). Да, он несколько раз доводил мир до черты, но до сих пор он не ввергал мир в серьезный конфликт. Я думаю, что было бы справедливо сказать, что никто в России не верит, что отношения с трамповскими США могут или будут улучшаться. Тон в Китае также меняется, особенно после того, как США запустили крупную антикитайскую стратегическую психологическую операцию. Другими словами, США весело продолжают свой нынешний путь, который ведет к одновременной конфронтации не с одной или даже двумя странами, а со списком стран, который, кажется, растет с каждым днем.

Публикуется с разрешения автора и издателя.

Опубликовано в «Свободной прессе»: https://svpressa.ru/world/article/267021/?fbclid=IwAR0W6EA5aXlx4PUz5e7vJeb5VwAvtOgCiEuNapyGgTWuI2MNDETQdI1UwHo.