Китай с Трампом садиться за стол не станет

Для чего США угрожают новыми ядерными испытаниями.

Автор: Moon Of Alabama — «Луна Алабамы». Блог озаглавлен по названию одноименной песни Бертольда Брехта, написанной в соавторстве с Элизабет Хауптманн (Elisabeth Hauptmann) и композитором Куртом Вайлем (Kurt Julian Weill) для оперы в 3-х частях «Подъём и упадок города Махагони». Вошедшая в оперу композиция «Alabama Song» («Moon of Alabama») впоследствии была перепета многочисленными исполнителями, включая Уте Лемпер (нем. Ute Gertrud Lemper), Дэвида Боуи (David Bowie) и группы The Doors..

Перевод: С.П. Духанов.

***

Администрация Трампа настроена враждебно по отношению к любому соглашению, которое ограничивает ее возможности по созданию, испытанию и развертыванию ядерного оружия. Она вышла из соглашения о ядерных силах средней дальности после того, как обвинила Россию в развертывании ракет, которые превышают дальность действия, разрешенную договором. Недавно эта администрация объявила, что выйдет из Договора по открытому небу, и намеренно затягивает с возобновлением действия нового Договора СНВ, срок действия которого истекает 5 февраля 2021 года.

Для чего все это нужно? Ответы можно найти в Moon Of Alabama («Луна Алабамы») – независимом открытом форуме сообщества блогеров, располагающихся на левом крыле политического спектра и настроенных критически по отношению к внутренней и внешней политике США.

Помимо всего прочего, Трамп сейчас думает о нарушении Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, который США подписали, но не ратифицировали. Как сказали высокопоставленный представитель администрации и два бывших чиновника, имеющие отношение к этому вопросу, в администрации Трампа обсуждался вопрос о том, проводить ли в США первый с 1992 года ядерный испытательный взрыв. Это будет иметь далеко идущие последствия для отношений с другими ядерными державами и отменит мораторий, который действовал несколько десятилетий.

15 мая этот вопрос был поднят на совещании высокопоставленных чиновников, представляющих высшие органы национальной безопасности, после того, как представители администрации заявили, что Россия и Китай проводят ядерные испытания малой мощности. Это утверждение не было подтверждено никакими доказательствами. Утверждения о том, что Россия и Китай провели испытания боезарядов низкой мощности, почти наверняка являются ложными и служат лишь оправданием для того, чтобы не ратифицировать договор о запрещении испытаний.

Глубокая ирония, однако, заключается в том, что администрация заявляет, будто ей, возможно, потребуется опять испытывать ядерные устройства, чтобы содействовать возобновлению нового Договора СНВ. Утечка от анонимного источника в окружении Трампа гласит, что «демонстрирование Москве и Пекину того, что Соединенные Штаты могут «скоро провести испытания», может оказаться полезным для переговоров, поскольку Вашингтон добивается трехсторонней сделки для того, чтобы поставить под контроль арсеналы крупнейших ядерных держав».

Однако никакой трехсторонней сделки не будет. США заявляют, что хотят продлить новый Договор СНВ, включив в него Китай. Но у Китая нет абсолютно никаких оснований для заключения такого соглашения. По данным Ассоциации по контролю над вооружениями, Россия и США располагают примерно по шесть тысяч ядерных боеголовок. Новый Договор СНВ между США и Россией ограничивает количество платформ – ракет, бомбардировщиков и подводных лодок, которые каждая сторона может использовать для запуска стратегического ядерного оружия, до 1400 единиц. У Китая – менее 300 ядерных боеголовок и еще меньше платформ, с которых может быть осуществлен пуск. США утверждают, что в течение следующих десяти лет Китай удвоит количество своих боеголовок и платформ. Но опять же нет никаких доказательств в поддержку этого утверждения.

Да и с какой стати Китай, обладающий меньшим ядерным потенциалом, чем Франция и Великобритания, должен присоединиться к договору, который ограничил бы эти его скудные возможности, когда у США и России их количество в двадцать с лишним раз больше? В этом нет никакого смысла.

Очевидно, что администрация Трампа просто использует китайскую карту в качестве предлога для того, чтобы срок действия Договора СНВ-3 истек.

Подлинная надежда этой администрации может состоять в возобновлении гонки ядерных вооружений.

«Президент ясно дал понять, что в этом вопросе у нас имеется проверенная практика. Мы знаем, как победить в этих гонках, и знаем, как отправить противника в Лету. Если нам придется это сделать, мы это сделаем. Но нам, конечно, хотелось бы избежать этого», – заявил специальный представитель президента Маршалл Биллингсли во время онлайн-презентации одного вашингтонского аналитического центра.

Реальная цель угрозы новой гонки ядерных вооружений состоит в том, чтобы заставить Россию привлечь Китай к участию в обновленном Договоре СНВ. Маршалл Биллингсли, который был назначен в прошлом месяце специальным посланником президента по контролю над вооружениями, заявил 21 мая, что у него был первый зашифрованный телефонный разговор со своим коллегой в Москве – заместителем министра иностранных дел России Сергеем Рябковым. Биллингсли сказал, что они согласились встретиться, рассказать о своих целях и найти способ начать переговоры.

«Достаточно сказать, что это будет нелегко. Это ново», – заметил Биллингсли, добавив, что США в полной мере ожидают, что Россия поможет усадить Китай за стол переговоров. Представитель Министерства иностранных дел Китая Гэн Шуан в январе заявил, что Китай не намерен участвовать в трехсторонних переговорах по контролю над вооружениями. Биллингсли, однако, с оптимизмом смотрит на то, что Пекин захочет присоединиться, чтобы выглядеть мировой державой.

Россия никогда не «усадит Китай за стол», даже если бы она это и могла. США и Россия – супердержавы первого класса, а Китай к таковым еще не относится. Угроза Биллингсли новой гонкой вооружений доверия не заслуживает. Россия не примет участия в ней, поскольку у нее уже есть все необходимое для того, чтобы отреагировать на первый удар США ответным ударом, который гарантированно уничтожит Соединенные Штаты. Эта способность не зависит от количества ядерных боеголовок и пусковых установок, развертываемых Соединенными Штатами.

Китай не участвовал в гонке вооружений времен холодной войны, он всегда считал, что у него достаточно возможностей, чтобы угрожать США контрударом в любой ситуации. Чуть более десяти лет назад на американо-китайской встрече в рамках «гражданской дипломатии» в Пекине американские участники оказывали давление на своих китайских коллег в связи с ограничениями обязательств Китая в отношении неприменения ядерного оружия первыми. Один из них поднял вопрос о возможности американских ударов обычными средствами по китайским ядерным силам: что тогда будет? Будет ли Китай придерживаться принципа неприменения ядерного оружия первым в самом строгом смысле этого слова или использует оставшееся у него ядерное оружие для ответных действий при ударе обычными средствами по ядерным силам? Говорят, что один из китайских участников, отставной высокопоставленный военный чиновник ответил: «Попробуйте – и вы увидите». Нет никаких признаков того, что ход мыслей Китая с тех пор изменился.

«Отправить противника в Лету», как угрожает Биллингсли, по слухам, также имеет определенную цену, и весьма сомнительно, что США способны или желают профинансировать подобный проект. Кстати, Биллингсли – опасный буйнопомешанный. Во время администрации Буша-младшего он был первым заместителем помощника министра обороны по специальным операциям и конфликтам низкой интенсивности, а также гражданским лицом, ответственным за войну с режимом террора и пыток, которую вели силы специальных операций США.

Если он считает, что пытки способны помочь в борьбе с терроризмом или что ядерные испытания способствуют дальнейшим переговорам о контроле над вооружениями, то он может также полагать, что нереалистичные угрозы гонки вооружений подтолкнут Китай к соглашению, которого он не хочет. На самом деле ничего из этого не сработает.

Но это может вполне соответствовать планам Трампа, состоящим в том, чтобы отправить в Лету все режимы контроля над вооружениями. Но с каждым шагом, который делала администрация в этом направлении, новых шансов она не приобретала, но зато теряла понимание возможностей своих вероятных врагов. ДРСМД, СНВ-3, Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и Договор по открытому небу – все они содержали инструменты верификации и режимы инспекций, которые позволяли всем игрокам понять возможности и образ мыслей противной стороны.

Через несколько лет США потеряют очень многое в понимании сферы российских вооружений и образа мыслей. Созданное этим опасное положение вполне может вернуться и уже никуда не уйти.

Публикуется с разрешения издателя (https://www.moonofalabama.org/).

Опубликовано в «Военно-промышленном курьере»: https://www.vpk-news.ru/articles/57240?fbclid=IwAR3eBoKJ5-iosXR8_DFnxIuicEP9eEH0jSC0XChKC2SDSCHETLlwyv6EloI.