Пока США заходятся в истерике, обвиняя Китай, там готовятся превратить доллары в бумажки

Новая криптовалюта Китая — первый шаг к полной дедолларизации.

Автор: Питер Кёниг — Peter Koenig — научный сотрудник Центра изучения глобализации (Centre for Research on Globalization [CRG], г. Монреаль, Канада), экономист и геополитический аналитик, ранее работал во Всемирном банке. Читает лекции в университетах США, Европы и Южной Америки. Его статьи публикуются в таких изданиях, как Global Research, ICH, RT, Sputnik, PressTV, The 4th Media (China), TeleSUR, The Vineyard of The Saker Blog и других ресурсах.

***

«Мы разорвем все отношения» — угрожал Трамп Китаю в недавнем интервью Fox-Business, предполагая, что он может разорвать дипломатические отношения с Китаем и, тем самым, сэкономить 500 миллиардов долларов США. Хотя он не сказал, как это будет сделано.

Гнев г-на Трампа связан с тем, что он называет «неумелым управлением» Китая в связи с «коронным» кризисом. Это согласуется с тем, что его администрация проталкивает новую жесткую линию в отношении Китая. «Я очень разочарован в Китае», сказал Трамп во время того же интервью Fox. «Мы попросили изучить все в деталях (сделать по-другому), и они сказали «нет», — продолжил он, ссылаясь на февральское предложение Центров по контролю и профилактике заболеваний (Centers for Disease Control and Prevention, CDC) о помощи пострадавшему от вируса городу Ухань. «Они не хотели нашей помощи. И я подумал, что все в порядке, потому что они должны знать, что они делают. Так что, это была глупость, некомпетентность или преднамеренность «.

Это — сильные и необоснованные слова, поскольку никогда не было четко задокументированного обвинения в адрес Китая относительно того, как именно Китай справился со вспышкой COVID-19, и того, что Китай, якобы, ответственен за кризис COVID в США. Вот где по-настоящему неумелое руководство, коррупция, конфликт интересов — и, в частности, интересов фармацевтических корпораций, интересов конкурирующих частных компаний, производящих вакцины, — написаны на всех стенах, на стенах позора, фальсифицируют статистику «короны», фальсифицируют свидетельства о смерти, платят больницам за объявление любого пациента пациентом с COVID, даже если многие из них таковыми и не являются, платят за использования вентиляторов, хотя широко известно, что ИВЛ вызывают смерть у 40−60% пациентов.

Был ли вирус создан в американской биологической оружейной лаборатории, откуда он умышленно или случайно «убежал»? Был ли тот самый нулевой пациент в США, и был ли вирус так или иначе доставлен в Китай? Президент Трамп знает всё это. Он также знает о реальном неэффективном управлении кризисом в его собственной стране, в Соединенных Штатах. Но он всегда был хорош в том, что касается саморекламы и клеветы на предполагаемых врагов, если он считает, что это может помочь ему переизбраться.

Очевидно, что «избиение» Китая Соединенными Штатами не имеет ничего общего с «неумелым управлением» Китаем в связи с эпидемией «короны», а, скорее, связано со смелым шагом Китая на все дальше от долларовой экономики.

Что говорит о том, что Китай делает это?

— Во-первых, использование юаня и местной валюты для стимулирования торговли между странами АСЕАН + 3 (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии — Бруней, Камбоджа, Индонезия, Лаос, Малайзия, Мьянма, Филиппины, Сингапур, Таиланд и Вьетнам; плюс 3 — Япония, Южная Корея и Китай). Денежные операции будут использовать CIPS (Cross-Border Interbank Payment System, систему межбанковских платежей через границу — С.Д.), избегая схемы SWIFT, контролируемой долларом. Это в своей основе предотвращает вмешательство США в международные валютные операции, а также предотвращает угрозу того, что Соединенные Штаты перережут китайские цепочки поставок.

Угроза разрыва цепочек поставок, конечно, просто блеф, так как буквально 80% отраслей промышленности США, так или иначе, зависят от поставок из Китая. Эта зависимость особенно значительна в сфере поставок медикаментов, где США зависят от Китая на 80%-90%. Но Китай — это Китай, и председатель Си действовал быстро, назвав это блефом, и США могут внезапно предстать перед ним с пустой чашкой, поскольку такие цепочки поставок ничем не заменишь в одночасье.

В первом квартале 2020 года страны АСЕАН стали крупнейшим торговым партнером Китая. На них приходится 15,1% (внешнеторгового оборота — С.Д.) — больше, чем на Европейский союз (ЕС). Товарооборот с Южной Кореей и Японией составил еще 13,7%, доведя общую долю до 30%. Добавление торговли Китая с Россией (еще как минимум 15%) приближает 50%-ый переломный момент, когда самые близкие партнеры Китая могут отказаться от коммерческих сделок в долларах США.

— Во-вторых, запуск для международной торговли новой криптовалюты, контролируемой Народным банком Китая (People’s Bank of China, PBC — Центральный банк Китая). Тем самым еще активнее обходится система международных денежных переводов, контролируемых долларом США и SWIFT, — система, которая делает все транзакции уязвимыми для вмешательства и санкций США.

Новые китайские кибер-деньги, e-RMB (Ren Min Bi означает «Народные деньги») или юань, в настоящее время проходят испытания в нескольких городах Китая, включая Шэньчжэнь, Сучжоу, Чэнду и Сюнань. В этих городах e-RMB почти повсеместно принят, то есть для выплаты заработной платы, общественного транспорта, питания и большинства розничных магазинов.

В Китае использование цифровых денег не является чем-то новым. Сегодня около 90% всех денежных транзакций являются электронными, например, через WeChat и AliPay, но они не заменяют существующую наличную валюту.

Ценообразование на сырьевые товары, которое сегодня, в основном, долларизовано, Китай переведет в юани и будет торговать в крипто-юанях. Ценообразование в юанях на такие товары, как золото, нефть и железная руда, уже началось. Поскольку Китай восстанавливается после пандемии быстрее, чем остальной мир, относительно высокодоходные инвестиции и сырьевые активы, деноминированные в юанях, станут более привлекательными.

Фактор невмешательства криптовалюты, поддерживаемой Центральным банком Китая, является дополнительным элементом безопасности, который еще больше укрепит китайский юань в качестве резервной валюты. Уже сейчас страны во всем мире устали от вмешательства США в их международные сделки. Это особенно проявляется в связи с санкциями США, которые могут быть введены по малейшей прихоти всякий раз, когда та или иная страна демонстрирует свой суверенитет или неповиновение США. Это приводит к тому, что многие страны, которые, может быть, и не выступают публично, опасаясь санкций, но постепенно и незаметно переводят свои долларовые активы в китайский юань.

Переломный момент может быть достигнут, когда около 50% мировой торговли и мировых резервов будут выражены в юанях. В этот момент вполне вероятно, мировая гегемония доллара исчезнет, поскольку она сможет быть вытеснена юанем.

За попытку заменить доллар другими валютами в целях торговли нескольких лидеров стран убили. Например, Саддам Хуссейн — за намерение использовать евро для торговли углеводородными богатствами Ирака. И ливийский Каддафи — когда он хотел ввести золотой динар в качестве панафриканской торговой валюты, тем самым освобождая Африку от западного валютного рабства. Как все мы помним, НАТО его буквально линчевала 20 октября 2011 года по инициативе Хиллари Клинтон при решительной поддержке тогдашнего президента Франции Саркози. Кстати, сегодня Запад при помощи своего денежного господства держит Африку мертвой хваткой — это новый тип колонизации, о котором никто не пишет в западных мейнстримовских СМИ.

Как только новый e-RMB (электронный юань) будет успешно протестирован внутри Китая, он будет запущен на международном уровне. В то время как новая интернационализация китайской кибервалюты, поддерживаемая Китаем, сделает юань еще более привлекательным среди торговых партнеров, а также в качестве резервной валюты, Китай сможет одновременно направить свои огромные резервы казначейских облигаций США (около 1,2 трлн долларов США) на приобретение тех активов за рубежом, которые будут оплачиваться долларами США. Инвестиции в инициативу «Один пояс — один путь» могут стать подходящим средством для сокращения долларовых запасов внутри страны.

В условиях нынешнего долгового кризиса на фоне «корона-эпидемии» во всем мире, особенно на глобальном юге, Китай может также рассмотреть программу «Долговой юбилей» (прощение долга) для самых бедных стран-партнеров, которые могут быть или могут стать будущими партнерами по инициативе «Один пояс — один путь».

В настоящее время — уже с октября 2016 — года юань (китайский юань) в МВФ является частью пятивалютной корзины, которая представляет собой специальные права заимствования Special Drawing Rights, SDR), являющиеся основной виртуальной резервной валютой в мире. Распределение долей в SDR таково: на доллар США приходится 41,73%, на евро — 30,93%, на китайский юань — 10,92%, на японскую йену — 8,33% и на британский фунт — 8,09%. Такое распределение валют в SDR непропорционально с точки зрения экономической мощи соответствующих стран, особенно Китая — второй по величине экономики мира, стремительно движущейся к первому месту.

В отношениях с МВФ Китай, возможно, захочет энергично пересмотреть свою валютную долю в SDR, а также пересмотреть квоты для стран, которые в настоящее время не соответствуют экономическому весу стран-членов. Увеличение капитала МВФ давно назрело. Капитал МВФ сегодня составляет 477 млрд. SDR (677 млрд. долларов США). Кроме того, существует временное «Новое соглашение о займах» (New Arrangement to Borrow, NAB), которое в январе 2020 года было удвоено до 365 млрд. SDR (475 млрд долл. США), общая ресурсная база составила около 1,15 трлн. долл. США. Тем не менее, МВФ уже сегодня предусматривает 1 триллион долларов США на дополнительное долговое кредитование и прощение долгов. Поскольку NAB является лишь временным механизмом, то увеличение квоты и пересмотр, т. е. надлежащая корректировка, экономики Китая более чем назрели.

Корректировка квоты в пользу Китая и соответствующая корректировка доли юаня в корзине SDR еще больше укрепят валюту Китая по отношению к валютам остального мира. Это — в сочетании с нетленной криптовалютой, контролируемой Центральным банком Китая и, возможно, обеспеченной золотом, — станет грозной резервной валютой, которую большинство стран хотели бы использовать в качестве основного резервного актива. Это, конечно, то, чего боится Вашингтон. Это явно поставит под угрозу и, возможно, сокрушит мировую гегемонию доллара США.

Благодаря этому мир станет лучшим местом.

Таким образом, текущее «избиение» Китая, приписывание ему вину за распространение коронавируса и «ненадлежащее управление им», представляет собой явный фарс. Это — предательство мира, попытка сокрытия истинной причины стремления Трампа разрушить репутацию Китая во всем мире. Причина состоит в надежде не допустить возвышения Китая и роста курса китайского юаня, а, тем самым, привлекательности юаня в качестве инвестиционной валюты для большей части всего остального мира.

Это очень похоже на реальную причину американо-китайской торговой войны, начатой президентом Трампом в 2018—2019 годах с целью разрушения репутации юаня на мировой арене. Но все это безрезультатно. В конечном итоге Вашингтон тихо и бесцеремонно проиграл конфликт по поводу торговли. Несмотря на громкие заявления Трампа об обратном, США нуждаются в Китае гораздо больше, чем Китай в Штатах. Достаточно взглянуть на китайскую цепочку поставок, которую Запад, в частности США, не может заменить один день на нечто другое.

Под руководством председателя Си Цзиньпина Китай довольно быстро переключился с одной передачи на другую. Подготовка к ориентации на азиатские рынки идет полным ходом. Китай укрепляет отношения с азиатскими рынками, то есть, со странами АСЕАН, а также Японией и Южной Кореей.

Члены ШОС (Шанхайская организация сотрудничества) также являются торговым рынком, на котором Китай уже работает, и может еще более укрепить его. В ШОС, помимо Китая и большинства стран Центральной Азии, входят также Россия, Индия и Пакистан. Своего скорого вступления ожидает и Иран. Другие — такие, как Малайзия и Монголия, — имеют статус наблюдателей и также намерены в свое время стать членами ШОС.

Сочетание ШОС и АСЕАН + 3 составляет более половины населения мира и обеспечивает более трети мирового экономического производства. Это — огромная глобальная «доля рынка», которая, вероятно, будет увеличиваться с каждым злодеянием и каждой жестокостью — военными и экономическими, — которые Вашингтон совершает по всему миру.

Со своей новой криптовалютой, которая в конечном итоге будет интернационализирована, Китай находится на пути полной дедолларизации. Кибер-юань заменит доллар США в качестве ключевой торговой и основной резервной валюты. А Китай вытеснит Соединенные Штаты в качестве мирового финансового и экономического гегемона.

Текущее «избиение» Китая не мешает Китаю продвигаться вперед в своей экономической деятельности — торговле — и особенно в неудержимой инициативе «Один пояс — один путь» (Belt and Road Initiative, BRI) по морским и сухопутным маршрутам. В её реализации Китай уже полагается на 160 партнеров (около 120 стран и около 40 многонациональных организаций) на четырех континентах. Эта революционная схема глобального развития потребует триллионов юаней и долларов для инвестиций. Она с течением времени также будет приносить триллионы доходов, о чем сообщают партнеры по BRI. И всё это — к общему будущему человечества, к миру, движущемуся к равновесию со справедливостью, с гармонией и с покоем.

Публикуется с разрешения автора и издателя.

Copyright © Peter Koenig, Global Research, 2020

Опубликовано в «Свободной прессе»: https://svpressa.ru/economy/article/265812/?fbclid=IwAR2eHFlLpQyhWtp7HsRbCw6oPTRJZYsaa0TpzGE9eYTXt4qK_iG0TgQdvzs