Окропим пальмы красненьким: ЧВК «Вагнер» повоюет в Мали

Бамако готов заменить уходящие французские войска российскими наемниками. Запад в панике

АвторАлекс Тёрстон — Alex Thurston — доцент кафедры политологии Университета Цинциннати. Он получил степень магистра арабских исследований в Джорджтаунском университете и степень доктора философии по религиоведению в Северо-Западном университете. Его исследования сосредоточены на исламе и политике в северо-западной Африке.

Перевод: С.П Духанов.

***

Переходное правительство Мали ведет переговоры с «Группой Вагнера», частным военным подрядчиком, тесно связанным с российским государством. Эта новость, похоже, подтвердила некоторые из худших опасений Вашингтона по поводу ползучего российского влияния в Африке, и вызвала поток панических комментариев.

Однако, если кто-то воспримет этот шаг как блеф со стороны малийских властей, поучение изменится и станет одним из примеров того, как слабые государства могут использовать страхи «великих держав», чтобы получить рычаги влияния на них, тем самым укрепляя рамки плохой политики.

Мали находится в плачевном состоянии. В 2012 году восстание в северной части страны спровоцировало цепную реакцию, которая продолжается и по сей день. Последний раунд смуты включал два переворота: один в августе 2020 года и один в мае 2021 года; оба совершены одним и тем же набором военных офицеров.

Первый переворот был спровоцирован глубокими проблемами Мали, включая повсеместную нестабильность, межобщинную напряженность, фактический раздел страны, разрушенный образовательный сектор, ужасающую нищету и затхлый класс политиков, у которых, похоже, нет никаких идей. Однако второй переворот показал, что военные офицеры больше всего заинтересованы в собственной власти.

Эти офицеры и их гражданские союзники поняли, что международным сообществом довольно легко манипулировать, особенно с учетом того, что Франция, Соединенные Штаты и другие сделали борьбу с терроризмом главным приоритетом в Мали, отодвинув все остальное, включая демократию, на второй план. После государственного переворота в августе 2020 года региональные и западные субъекты позволили этим офицерам сохранить значительную часть своей власти при условии, что они назначат гражданское лицо переходным президентом страны. Но после переворота 2021 года полковник Асами Готта стал президентом, все еще нося форму; ключевые внешние державы поворчали, затем прекратили обращать внимание на эту проблему.

Новость о сделке с «Вагнером», или о почти сделке, появилась в контексте того, что Франция и другие страны разочаровались в Мали. По состоянию на сентябрь, в ходе контртеррористической миссии Франции в Сахеле (операция «Бархан») были убиты некоторых высокопоставленных лидеров, связанных в этом регионе с «Аль-Каидой»* и «Исламским государством»**. Тем не менее, ситуация с безопасностью в целом намного хуже, чем в начале «Бархана» в 2014 году.

Перевороты в Мали также демонстрируют, что нет никакого политического прогресса, который сопровождал бы мимолетные победы Франции в борьбе с терроризмом. В июне президент Франции Эммануэль Макрон объявил, что произойдет «глубокая трансформация» «Бархана».

Таким образом, разыгрывание карты «Вагнера», возможно, было хитрым ходом со стороны малийских властей, шагом, аудиторией которого является не Москва или малийский народ, а скорее Франция и — в меньшей степени — Вашингтон, Брюссель, Берлин и другие заинтересованные стороны. Переходное правительство Мали не может обещать Франции, что выборы пройдут гладко (действительно, переходный период, скорее всего, будет продлен после истечения первоначального срока в феврале 2022 года). Переходное правительство не может достоверно обещать положить конец коррупции, нарушениям прав человека, политическому урегулированию или даже военному влиянию на гражданских правителей. Но переходные власти могут угрожать расширить возможности предполагаемого врага Франции (и США) — России.

Рассматриваемые в этом свете негативные реакции на сделку с «Группой Вагнера», поступившие из ПарижаВашингтонаБерлинаЛондонаНиамея***, Нджамены**** и других мест, не являются признаками того, что малийские власти допустили ошибку — скорее, это признаки того, что Мали привлекла всеобщее внимание. На какие уступки теперь можно пойти из-за угрозы Мали привлечь «Группу Вагнера»?

Запланированный уход Франции из Сахеля был уже менее разительным, чем предполагали многие новостные агентства, и подразумевал не столько сокращение, сколько перераспределение сил (в том числе в тихо растущую общеевропейскую рабочую (оперативную — С.Д.) группу Такуба, поддерживаемую Францией, которая может несколько компенсировать снижение интенсивности операции «Бархан»). В обмен на отказ от найма «Вагнера» правители Мали, возможно, смогут заключить сделку «два за одного» — международное признание, хотя и неохотное, продления переходного периода; и подтверждение неудачного брака между Бамако***** и Парижем.

Мали могла бы добиться этих уступок, не прибегая к разговорам о «Группе Вагнера» — но даже если бы это не было блефом, малийские власти теперь поняли, что легко заставить Францию (и других) отреагировать, как только в разговор будет вовлечена Россия. Переходный премьер-министр Мали, комментируя возможность приезда «Вагнера» в Мали, ясно дал понять, что он угрожает заменить уходящие французские войска российскими наемниками: «Если партнеры решили покинуть определенные районы… Разве у нас не должно быть „плана Б?“»

Между Мали и Россией существуют реальные связи, восходящие к советской эпохе. Мали подписала соглашения о сотрудничестве в области обороны с Россией в 1994 и 2019 годах и с 2017 года получает поставки российских ударных вертолетов, в том числе четыре, которые прибыли 30 сентября. В кулуарах заседания Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке в конце сентября состоялась сердечная встреча 31 министров иностранных дел России и Мали.

У «Группы Вагнера» имеется значительное присутствие в Ливии и Центральноафриканской Республике, где ее личный состав был замешан в серьезных злоупотреблениях, а также развернута в Судане, Мозамбике и других местах. И все же боевые успехи «Вагнера» ограничены. И, как пишет региональный эксперт Джон Лекнер (John Lechner), «Подавляющее использование частных военных подрядчиков в Африке показывает, что российское правительство заинтересовано в Африке до тех пор, пока его участие обходится дешево и если инициативу проявляют частные лица».

Вход «Вагнера» в Мали станет плохой новостью для малийцев и приведет к эскалации напряженности между Бамако и Кидалем, северным регионом, который был родиной многочисленных восстаний, в том числе восстания 2012 года. Правители Кидаля — бывший повстанческий блок, называемый Координацией движений Азавада (Coordination of Azawad Movements), уже выразили свое недовольство по поводу предложения «Вагнера». Малийские власти могли бы больше потерять, чем выиграть, привлекая «Вагнера», — отсюда вероятность того, что Бамако блефует.


Источник публикации здесь.

* «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** «Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, деятельность которой на территории России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014 г.

*** Ниамей — город в Нигере, административный центр департамента Ниамей. В 1926 -1960 административный центр французского владения Нигер, с 1960 — столица Нигера.

**** Нджамена, до 1973 года Форт-Лами — столица Чада.

***** Бамако́ (фр. Bamako) — столица Мали.

Опубликовано в «Свободной прессе» — https://svpressa.ru/war21/article/312239/