Американская Машина Хаоса

Внешняя политика США сходит с рельсов.

Автор: Дэниэл Сорсен – Daniel «Danny» A. Sjursen – майор армии США в отставке и бывший преподаватель истории в Уэст-Пойнте. В составе разведывательных подразделений служил в Ираке и Афганистане. Регулярно выступает со статьями в интернет-издании TomDispatch.

Перевод: С.П. Духанов.

***

В марте 1906 года, вслед за резней, учиненной Армией США, в результате которой в кратере вулкана на оккупированных Америкой Филиппинах были убиты около 1000 мужчин, женщин и детей, юморист Марк Твен обнародовал свою критику в отношении произошедшего. Давний антиимпериалист, он легкомысленно предложил изменить дизайн «Старой славы»* — «белые полосы перекрасить в черный цвет, и заменить звезды на черепа и скрещенные кости».

Я задумался об этом недавно, через пять лет после того, как стал антивоенным диссидентом (хотя и оставался майором Армии США), и после очередной почти что войны — на этот раз с Ираном. Я был еще раз поражен тем, как каждая военная интервенция США на Большом Ближнем Востоке после 11 сентября (2001 года – С.Д.) имела дико контрпродуктивный обратный эффект, дестабилизируя огромные пространства планеты, простирающиеся от Западной Африки до Южной Азии.

Похоже, что хаос теперь является «товарным запасом» Вашингтона. Возможно, тогда, пришло время воскресить комментарий Твена — только сегодня, возможно, эти звезды на нашем флаге должны быть заменены универсальным символом хаоса. (см. http://symboldictionary.net/?p=1121)

В конце концов, это безумие едва ли запустила наша нынешняя администрация, пусть она и «слетела с петель». Опрометчивое, рискованное и отвратительное решение президента Трампа убить генерал-майора Ирана Касема Сулеймани на суверенной территории Ирака было лишь последней версией того, что стало повсеместным состоянием дел. Тем не менее, это и другие недавние эскалации Трампа в регионе иллюстрируют Американскую Машину Хаоса, которая сошла с рельсов. И сама манера – мне противно называть это «процессом», — того, как это произошло, просто демонстрирует, как нынешний президент привел американский хаос к своему мрачному, но логичному завершению.

Метод Златовласки

Любой военный офицер, достойный своего звания, прекрасно знает, как важно понимать основу психологии своего командира. Президент Джордж Буш любил называть себя «решальщиком» — термином,  подходящим для любого командира. Старшие командиры, как правило, не выполняют такой уж и большой работы в традиционном смысле этого слова. Скорее, они «дружат» с начальством, укрепляют боевой дух подразделений, оценивают и наставляют подчиненных и, прежде всего, принимают ключевые решения. И именно сотрудники оперативного штаба, анализируют проблемы, представляют варианты и проводят подробное планирование, как только начальник благословил или утвердил конкретный курс действий.

Хотя они, возможно, и незаметно трудятся без всякой благодарности, однако, эти сотрудники обладают огромной властью потенциально сокращать диапазон доступных вариантов и, таким образом, влиять на будущую миссию. Другими словами, чтобы быть ловким офицером оперативного отдела штаба, вам нужно знать образ мышления своего командира, уметь переводить его редкие указания и определять свой возможный выбор таким образом, чтобы босс покидает «инструктаж по принятию решения», с убеждением в том, что план был его собственным. Поверьте мне, это тот самый язык, который используют кадровые военные, чтобы описать мучительный процесс принятия решений.

В 2009 году, будучи молодым капитаном, только что прибывшим из Багдада, Ирак, я провел два бессмысленных, пусть и поучительных, года, путаясь именно в такой системе планирования. Как планировщик уровня батальона, затем помощник и, наконец, начальник оперативного отдела, я наблюдал этот цикл бесчисленное количество раз. Итак, позвольте мне показать вам то, что расположено «под капотом», чтобы показать, как все работает внутри системы. Меня — и почти каждого нового сотрудника — учили всегда предоставлять боссу три плана, но заранее понять, какой из них он выберет (и, прежде всего, какой вы хотели бы, чтобы он выбрал).

Будучи уверенным в своей способности убедительно определять его выбор, вы зачастую даже предлагаете своим сотрудникам начать составление полного оперативного плана еще до того, как пробрифингуете босса. Ключ к успеху был в том, что некоторые называли «методом Златовласки». Вы всегда предоставляете своему командиру слишком осторожный вариант, слишком рискованный вариант и «правильный выбор». Это почти всегда срабатывало.

Я делал это под командованием двух совершенно разных подполковников. Первый был рациональным, этичным, чутким и компетентным в вопросах тактики. Для своего личного состава планирование задач он делал легким. Он знал правила игры так же хорошо, как и мы, и только делал вид, что обманывается. В течение нескольких месяцев он выстраивал отношения со своими старшими оперативными офицерами, тем самым раскрывая свои предпочтительные методы, тактические пристрастия и даже личный стиль обучения. Затем он давал едва-едва достаточно первоначальных рекомендаций — гораздо больше, чем большинство других командиров — чтобы его личный состав действовал достаточно сосредоточенно.

К сожалению, этот непревзойденный профессионал перешел к более крупным вещам, и на его замену пришел социопат, который давал расплывчатые, часто противоречивые указания, источал ненадежность на брифингах и имел тревожную склонность к выбору наиболее радикального (читай: безрассудного) варианта. Звучит знакомо? Так и должно быть!

Тем не менее, военных профессионалов учат адаптироваться и импровизировать, и именно это мы сделали. Как личный состав штаба, мы работали над тем, чтобы ограничить диапазон его вариантов, упорядочив варианты, которые мы представляли ему, или даже лгали о несуществующих материально-технических ограничениях, лишь бы помешать ему делать действительно ужасные вещи.

И, как напоминают нам недавние события, такие упражнения разыгрываются удивительно одинаково и независимо от того, имеете ли вы дело на уровне батальона (где-то от 400 до 700 военнослужащих) или верховного главнокомандующего этой страны (т.е. США – С.Д.) (более двух миллионов военнослужащих). Закулисные военные игры для босса, весь процесс расчета вариантов остаются неизменными, независимо от того, представлены ли варианты в конечном итоге капитаном (тогда им был я) или — как в случае с недавним решением убить генерал-майора Ирана Сулеймани — Марк Милли, четырехзвездный генерал, стоящий у руля Объединенного комитета начальников штабов.

Вскоре после вопиющей, антистратегической, сомнительной законности, осуществленной по приказу президента Трампа казни лидера суверенной страны стали появляться сообщения о его (Трампа – С.Д.) запутанном процессе принятия решений. Возможно, предсказуемо, похоже, что Дональд застал свой военный штаб врасплох и выбрал самую крайнюю меру, которую они ему представили — убийство иностранного военного деятеля. Честно говоря, то, что сделал этот президент, никого не должно было удивлять. То, что, согласно сообщению в «Нью-Йорк Таймс», его генералы были действительно удивлены, поражает меня как капитальное неисполнение своих обязанностей. Особенно учитывая, что семью месяцами ранее Трамп, по сути, дал зеленый свет такому будущему убийству. Это, между прочим, был самым глубоким желанием как его государственного секретаря (Майка Помпео – С.Д.), так и его тогдашнего советника по национальной безопасности Джона Болтона).

На этом этапе их карьеры, успев проиграть такие процессы на каждом возможном уровне своей карьеры в течение как минимум 30 лет, его генералы должны были бы знать своего босса лучше, доблестно трудиться, чтобы умерить его худшие инстинкты, предполагая, что он мог бы выбрать самую крайнюю меру из предложенных. А когда он это сделал, они доны были бы публично подать в отставку, прежде чем потенциально ввергнуть своих солдат в новый безнадежный конфликт. То, что они этого не сделали, особенно то, что этого не сделал главный докладчик вариантов решений Милли, является еще одним доказательством того, что спустя 18 с лишним лет после того, как начался наш последний раунд войн, у таких старших руководителей недостает компетентности и честности.

Буш, Обама и трагические основы машины хаоса

Нынешний верховный главнокомандующий никогда не смог бы расширить американские войны на Большом Ближнем Востоке (вопреки его предвыборным обещаниям) или убить в одностороннем порядке иностранного лидера, не прибегнув к помощи военных, без милитаристских оснований, заложенных для него Джорджем Бушем и Бараком Обамой. Поэтому очень важно кратко рассмотреть хаотические прецеденты правления Дональда Трампа.

Ведомый замкнутым кругом неоконсервативных фанатиков, Буш-сын подверг нацию «первородному греху» экспансивных, в общем-то, необъявленных войн в качестве выбранного им варианта ответа на нападение, имевшего место 11 сентября. Именно его команда написала сценарий продажи безумного незаконного вторжения в Ирак, которое основывалось на неверных разведывательных данных, лжи и притворстве. Он также поднял напряженность в отношениях с Ираном, доведя их до грани войны, включив Исламскую Республику в вымышленную «ось зла» (вместе с Ираком и Северной Кореей) после вторжения сначала в одно из государств-соседей — Афганистана, а затем и в другое – Ирак. После этого против Ирана были применены санкции, которые заморозили активы иранцев, якобы связанных с ядерной программой этой страны. Буш ввел применение пыток, бессрочное содержание под стражей, «чрезвычайную выдачу»**, незаконная массовая слежка за населением внутри США и атаки с использованием беспилотников в суверенном воздушном пространстве других стран. А потом он врал обо всем этом. То, что ни конгресс, ни суды, ни его преемник не привлекли его (или кого-либо еще) к ответственности за такие решения устанавливают для внешней политики опасный новый стандарт.

Барак Обама пообещал «надежду и перемены» — освежающую (хотя и расплывчатую) альтернативу грехам времен Буша. Сама абстракция этого лозунга, однако, позволила его сторонникам проецировать свои собственные потребности, потребности и предпочтительную политику на будущий эксперимент Обамы. Так что, возможно, никому из нас не следовало бы удивляться так, как многие из нас удивлялись, когда, несмотря на медленный вывод войск из Ирака, он только обострил афганскую войну, продолжил нескончаемые войны в целом (даже возвращаясь в Ирак в 2014 году) и попутно установил свои собственные опасные прецеденты.

В конце концов, именно Обама, в качестве альтернативы крупномасштабной военной оккупации, перенял от Буша программу беспилотников и начал активно ее использовать. Он станет первым президентом, который по-настоящему заслужит прозвище «верховный убийца». Он сделал банально рутинной процедуру выбора людей, намеченных для убийства, в ходе совещаний в Белом доме, поучивших название «террор-вторников». И он поставил свою печать одобрения на кампаниях с применением ударных беспилотников на значительных частях планеты — убивая даже американских граждан без надлежащей правовой процедуры. Воодушевленный госсекретарем Хиллари Клинтон, он также начал новую войну за смену режима в Ливии, превратив эту страну в несостоявшееся государство, наводненное террористическими группировками. Это решение, как он позже признал, привело к «дерьмовому шоу»***. Поколебавшись в течение пары лет, он также втянул США, пусть и косвенно, в сирийскую гражданскую войну, усилив там исламистские группировки и усугубив и без того ошеломляющую гуманитарную катастрофу.

В ответ на внезапный взрывной рост, фактически, сформированного в американской тюрьме в Ираке Исламского государства**** — ответвление Аль-Каиды*****, возникновение которой было спровоцировано вторжением Буша в Ирак, — на захват этой террористической группировкой ключевых иракских городов и разгром обученных американцами иракской армии Обама спустил на них всю мощь ВВС США и опять послал в эту страну американские войска. Он также значительно расширил нарождавшиеся военные интервенции своего предшественника на африканском континенте. Там результаты были в значительной степени также трагическими и контрпродуктивными, поскольку широко распространились этнические отряды ополченцы и исламские террористические группы, и разразилась гражданская война.

Наконец, именно Обама первым санкционировал, поддержал и допустил взрыв саудовского терроризма в Йемене, что даже сейчас остается, пожалуй, самой страшной гуманитарной катастрофой в мире. Таким образом, от Мали до Ливии и от Сирии до Афганистана каждый из военных набегов Буша и Обамы сеял дальнейший хаос, ужасный рост числа человеческих потерь и рост уровня терроризма. Именно эта политика, эти результаты и этот военный инструментарий, которые шли с ними, были унаследованы Дональдом Дж. Трампом в январе 2017 года.

Идеальный шторм Трампа

В разгар американской фазы тридцатилетней войны во Вьетнаме новоизбранный президент Ричард Никсон, авторитетный республиканский воин холодной войны, разработал то, что он назвал «теорией безумца», суть которой состояла в том, чтобы привести вмешательство США к спасительному завершению. Глава администрации президента (Гарри Роббинс «Боб» — С.Д.) Холдеман вспоминал, как Никсон говорил ему: «Я называю это «теорией безумца», Боб. Я хочу, чтобы северные вьетнамцы поверили, что я дошел до такой точки, когда я могу сделать все, чтобы остановить войну. Мы просто скажем им, что, ради бога, вы знаете, что Никсон с ума сходит от коммунизма. Мы не можем сдерживать его, когда он злится — а он держит руку на ядерной кнопке ». Тогда сам [северо-вьетнамский лидер] Хо Ши Мин через два дня будет в Париже, прося мира».

Это, конечно же, не сработало. Никсон обострил и расширил войну. Он ненадолго вторгся в соседние Камбоджу и Лаос, тайно (и незаконно) бомбил обе страны и усилил воздушные удары по Северному Вьетнаму. Однако, кроме убийства сотен тысяч невинных, все это не оказало заметного влияния на конечный результат. Северные вьетнамцы назвали это блефом, продолжив войну достаточно долго, чтобы менее чем через четыре года вынудить США на полный вывод войск. Вашингтон проиграл в Юго-Восточной Азии так же, как сегодня он проигрывает на Большом Ближнем Востоке.

Таким образом, именно при наличии необходимых основ милитаризма и гипер-интервенционализма Дональд Трамп вошел в Белый дом, порой, казалось бы, намереваясь опробовать свою собственную версию «теории безумца». Более того, его более иррациональные и провокационные подстрекательские действия во внешней политике, в том числе отказ от Парижских климатических соглашений, выход из действующего ядерного соглашения с Ираном, угрозы в адрес Северной Кореи, захват сирийских нефтяных месторождений, отправка еще большего числа военного персонала в регион Персидского залива, совсем недавнее убийство иностранного лидера, похожи просто на цитаты из руководства по безумству. И точно так же, как мертворожденные шаги Никсона по эскалации, самые нелепые шаги Трампа также, похоже, обречены на провал.

Возьмите в качестве примера казнь Сулеймани. Прямой региональной войны удалось (пока) избежать не благодаря «умению заключать сделки» этого самозваного «стабильного гения» в Белом доме, а в силу долгой истории сдержанности Ирана. Как недавно заявил полковник в отставке Лоренс Уилкерсон, бывший главный помощник госсекретаря Колин Пауэлл: «Руководство в Тегеране гораздо более рационально, чем руководство в Вашингтоне».

На самом деле беспрецедентный приказ Трампа об убийстве имел неприятные последствия на каждом уровне. Он даже сумел на короткое время объединить разделенную иранскую нацию, заставил иракское правительство потребовать полного вывода американских войск из этой страны, убедил Иран прекратить свои обязательства по ограничению обогащения урана и, несомненно, побудил Тегеран и Пхеньян не брать на себя обязательства и не соблюдать никакие ядерные соглашения с Вашингтоном в будущем.

Если Джордж Буш-сын и Барак Обама посеяли семена Американской Машины Хаоса, то Дональд Трамп станет первым настоящим безумцем за рулем государства, благодаря его нестабильному темпераменту, глубокому невежеству и опасной ненадежности.

«Восхищение» в качестве внешней политики

Все это поднимает еще один тревожный вопрос: что, если посев хаоса этой администрацией окажется самоцелью — той, что согласуется с тысячелетними фантазиями отдельных частей Республиканских Христианских Правых? В конце концов, несколько ключевых фигур в команде Трампа — в частности, государственный секретарь Майк Помпео и вице-президент Майк Пенс — явно рассматривают Ближний Восток как христиане-евангелисты. Так же как и вызывающие беспокойство 73% евангелистов (или 20% населения США), Помпео и Пенс считают, что «Восхищение»****** (то есть предсказанный христианский конец света), скорее всего, состоится уже при жизни этого поколения и что текущий конфликт в Израиле, а также надвигающаяся война с Ираном могут, фактически, вызвать те события, которые приведут к этому апокалипсису.

Дональд Трамп, по всем признакам, слишком корыстен, поглощен собой и циничен, чтобы придерживаться эсхатологической слепой веры двух Майков. Он явно верит только в Дональда Трампа. И все же, какая горькая ирония состояла бы в ситуации, при которй из-за своего идеального шторма он невольно закончил бы тем, что сыграл роль того самого антихриста, который, как считают евангелисты, возвестил о конце времён.

Учитывая тот базис, который для Трампа заложили Джордж Буш-младшим и Барак Обама, и принимая во внимание его способность отбрасывать в сторону осторожность, трудно представить себе лучшего кандидата на эту роль.

Источник: http://www.tomdispatch.com/post/176654/tomgram%3A_danny_sjursen%2C_mad_policies_for_a_mad_world_/

* Общепринятое прозвище для флага Соединенных Штатов. Первоначально «Старая Слава» был флагом, принадлежавшим американскому морскому капитану 19-го века Уильяму Драйверу, который поднял флаг во время своей карьеры в море и позже привез его в Нэшвилл, штат Теннесси, где он поселился.

** Противоправная практика Соединенных Штатов похищения граждан иностранных государств в третьих странах и транспортировка их в США для предания суду.

***Сам Обама в узком кругу признавал, что его ливийская авантюра была его «худшей ошибкой» (https://www.theatlantic.com/international/archive/2016/04/obamas-worst-mistake-libya/478461/).

**** Движение «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

***** Аль-Каида решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

******Rapture (англ.) — восторг, восхищение, упоение, экстаз, похищение, взятие живым на небо.